| КАЗ | РУС | ENG


Меню

Тулеген Досмагамбетов: «Наш масштаб: от недр земли до высокого космоса»

С. Беккулова

Новое тысячелетие, новый век, новые пути осознания реальности… Что принес каждый из нас в эту эпоху, переступив порог XXI-го века? Что доминирует в материализованных видениях художника современности? Его идеалы, устремления, сомнения и вера – в чем они? Именно об этом – произведения художника, скульптора, чье искусство за сорокалетний путь развития претерпело множество различных влияний, сохранив неприкосновенным главное – гражданственность позиции и прозорливое видение завтрашнего дня.

От поколения к поколению ведет прочная связующая нить традиций, скрепленных в сознании современников узами духовного родства. И ведут эти пути через осознание своей причастности к истокам культуры. Прежде всего – собственной, на уровне этногенетическом, а затем – общемировой. Лишь в синтезе этих двух начал возможно рождение творений подлинно великих, наднациональных, в масштабах глобальных.

Речь о творчестве мастера скульптуры и пластики Казахстана Тулегена Сабитовича Досмагамбетова (1940-2001).

Факты биографии. Родился в 1940 г. Получил образование в стенах Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина (1960-1965). С 1966 г. – член Союза Художников Казахстана (и СССР). В 1976 г. удостаивается звания Заслуженного деятеля искусств Казахской ССР и лауреата Госпремии республики.

Основная часть творческого пути Т.С. Досмагамбетова впрямую связана со временем советского строя, три десятилетия жизни и вдохновенного труда. Это – яркие образы героев истории, запечатленные скульптором в бронзе и граните. Это – деятели культуры («Портрет Бибигуль Тулегеновой», «Олжас Сулейменов», «Архитектор»), политики (Динмухаммед Кунаев, Алиби Жангильдин, Гани Муратбаев), современники художника, несущие в мир идеи гражданственности и красоты. Они стали символами времени, где главенствовала мысль о первостепенности служению обществу. Именно потому личность, показанная во всем спектре многогранности в портретной галерее Т. Досмагамбетова, обретает черты неповторимые. Трудно переоценить для развития казахской скульптуры значение таких монументальных произведений художника, как «Амангельды Иманов», «Шокан Валиханов», «Алиби Жангильдин», «Гани Муратбаев» и др.

Но самым плодотворным и самобытным в творчестве Т. Досмагамбетова следует назвать период последнего десятилетия ХХ-го века. Образы выдающихся сынов Отечества в лице Ахмета Байтурсынова, Ильяса Жансугурова, Каныша Сатпаева, Акана-Серi и Биржан-Сала воплощены скульптором с огромной силой убедительности и откровения любви. Этап становления и зрелости художника сменился этапом гражданской и человеческой целостности, расцветом искусства мастера. Что же стало причиной и как шел процесс этого обновления? Это принципиально важный вопрос для художников всех сфер творчества в ареале современной Казахии. Он – об аспекте воздействия культуры удаленных во времени прапредков на искусство нынешних генераций художников.

История искусства, культуры Казахстана своими корнями восходит к древнейшим пластам времени возникновения человеческих цивилизаций. Здесь, на земле нынешнего Казахстана, возникли изображения человека и его жизни еще в палеолите. Рисунки на скалах (петроглифика) и каменные стелы здешнего ареала «ведут перекличку» не только с себе подобными изображениями на всей территории земного шара, но и находят живейший отклик в среде творческой интеллигенции рубежа 19-20-го веков. Это – художники и ученые такого масштаба как Пабло Пикассо и В. И. Вернадский, Н. С. Трубецкой и П. Н. Савицкий, Н. Н. Пунин, В. М. Массон и многие другие. Все они огромное значение придавали идее евразийства. Она оформилась в науку – этнологию трудами такой уникальной личности как Лев Николаевич Гумилев. Лежащая на стыке таких наук как география, история, биология и психология, она подарила поколениям 1980-х и 2000-х годов возможности к волшебным открытиям в сфере человековедения. Ибо что, как не пути к добрым взаимоотношениям меж этносами через знание собственных корней, проповедует это уникальное учение? Вот об этом феномене и заставляет задуматься современное казахское искусство в творчестве Тулегена Досмагамбетова.

Все начинается с истоков. С младенческих лет начав рисовать, – а эти годы пришлись на тяжелое время Великой Отечественной войны, – мальчик остро переживал коллизии судьбы. Мать, спасая его от голода, возила сына из аула в аул земли Кокшетау, щедрой на красоту природы и человека. Детское сознание запечатлело это качество родины и ее людей на всю оставшуюся жизнь. Отец погиб, а вернувшийся с войны старший брат Фарден увидел тысячи рисунков ребенка-брата на единственный сюжет: война. Школа началась с пяти лет – это было в Аягузе Семипалатинской области, и малыш наблюдал и изображал военнослужащих с оружием, готовящихся к отправке на фронт. Старший брат, взяв на себя заботу о воспитании младшего, привез его учиться в Алматы. Закончив художественное училище, Тулеген поступает в Институт им. И. Е. Репина. Он убежден, что в жизни ему всегда сопутствовала удача. При этом его ориентиры – жизненные, творческие, личные и общественные – почти во всем совпадали – редкое качество современника.

Так обратимся непосредственно к героям истории, ожившим в скульптуре Тулегена Досмагамбетова. Прежде всего – это «Биржан-Сал» и «Акан-Серi», созданные в 1991-м году и установленные в г. Кокшетау. Мощь человеческого духа воплощена в этих исполинских фигурах могучих молодых казахов, обращенных лицами друг к другу, словно исповедуясь в накопившихся обидах и переживаниях за судьбы народа. Монументально-обобщенная трактовка фигур лишь усиливает напряжение чувства, полного негодования и протеста. Связанные руки избранника народного Биржан-Сала обнажают внутренний нерв модели, заостряя внимание на трагическом вдохновенном лице. А облик Акан-Серi исполнен достоинства и гнева. В левой руке сжимая домбру, правую певец жестом вопрошения судьбе подносит к груди. Лаконизм языка концентрирует внимание на главном – внутренней наполненности образов. События недавнего прошлого обрели право жизни в сознании и памяти народа, дабы в собственных истоках черпать представление о высоком предназначении каждого человека.

В Кокшетауской области, на родине Акан-Серi, в Кенаши, Досмагамбетов вновь создает гениального певца жизни, любимца народа, назвав «Акан-Серi – Кулагер» (1993). Как и предыдущий, созданный в бронзе и граните, памятник полон страсти. Герой запечатлен верхом на знаменитом коне. И собака певца, и птица за спиной, и распластанное в беге тело Кулагера, вторят ритму огненной мелодии домбры. Вихревое движение скакуна подчеркнуто горизонталью парапета, над которым вознесся чудо-аргамак. Доминанта образа – стремительный полет над землей казахов песни, ее создателя, его коня в безграничном пространстве синего неба и Великой Степи. Именно так назвал этот ареал земного шара Л. Н. Гумилев, исследуя природу культуры тюрок.

Об этапах создания этих двух памятников Досмагамбетов сказал: «Это было очень серьезно. Над было войти в свою культуру, надо было познать эту поэзию, этот мировоззренческий масштаб, и, конечно, степень таланта, степень гения. Биржан-Сал, пожалуй, более философичен. Что касается Акан-Серi – это не просто один герой, это – целая структура номадической жизни, грандиозный общемировой масштаб».

Новые работы 1990-х по духу близки одному из ранних произведений. Это любимый с юности образ Шокана Валиханова. Памятник, возведенный в центре г. Кокшетау в 1971 г. Первая большая работа. 25-летний выпускник ВУЗа выиграл конкурс, сделал модель-эскиз и лишь через пять лет монумент состоялся. Художник, приступая к работе, должен быть достаточно подготовлен, убежден автор: «Начиная делать Шокана, я ощутил – мне легко его воспринять. Помогли знание истории, философии, базовое образование. Его изучение культуры Кашгарии, быта и культуры казахов, судебные реформы того времени, бийская культура судов и т.д. – это все легко вошло в меня. Ну, и, естественно, это «голос крови», я сам – из этих краев. Кокшетау – сплошная поэзия, сплошная песня: Акан-Серi, Биржан-Сал, Үкiлi-Ыбрай, Аблай хан и другие. Безусловно – это от Земли и от Матери. По советским меркам она именовалась просто женщиной необразованной. Меж тем, она наизусть читала мне в детстве «Рустам-Наме» Фирдоуси, «Искандер-наме», Коран, была удивительно культурной женщиной». Ближайшие предки Тулегена по материнской и отцовской линиям были люди интеллигентные и далеко не бедные, что, безусловно, имело немаловажное значение. Высшая степень откровенности, с волнением и трепетом прозвучала в словах: «Вообще, я считаю, что свойственно конкретно казахам – это исключительная природная талантливость всего народа. Это – широта, глубина философского мировоззрения, потом – ответственность перед словом; конечно, не только у казахов, но у казахов – в первую очередь. Можно поразить не мечом, а словом, – это страшнее. И точно так же – глубина музыкальной культуры, поэзии – соответственно. Потом – масштаб: от недр Земли до высокого Космоса – вот такое мировоззрение! И по вертикали и по горизонтали, пожалуйста, бесконечность Степи и гор Казахстана. Тем более, что здесь, по существу, все климатические зоны присутствуют – это тоже о чем-то говорит!»

Подобных признаний услышать от художника, знаемого в продолжение четверти века, еще несколько лет назад и вообразить себе было невозможно. А зимой 2001-го, после празднования 10-летия Независимости Республики и одновременно – 60-летнего юбилея художника это стало реальностью. Тем серьезнее теперь это подтверждение творческих откровений скульптора в его произведениях, посвященных героям возрождающейся истории казахов. В их человеческих судьбах прочитываются все перипетии судеб нации, молодого казахского этноса, невероятные по трудности испытания которого обещают в ближайшем будущем рывок вперед и вверх. Такова закономерность развития по системе учения Л. Н. Гумилева, подтверждаемая этногенезом общечеловеческим. Шокан Валиханов являет собой «образец подлинного аристократа духа», говорил о нем в конце 1980-х гг. Л. Н. Гумилев, выявляя природу понятий этнос и пассионарий. Последний представляет собой категорию людей, чей инстинкт самозащиты ниже потребности преобразования жизни общества, ведя за собой других. Именно пассионариями, поднимающими на новую ступень развития общества, были и Шокан Валиханов, и Биржан-Сал, и Акан-Серi. В обращении к их образам в творчестве Т. Досмагамбетова есть четкая закономерность.

Тема первой казахской интеллигенции, уничтоженной в годы репрессий, до сих пор недостаточно раскрыта. В среде писателей и поэтов той формации имя Ильяса Жансугурова особенно значимо. Облик свободолюбивого, сильного и умного человека и поэта под пальцами Тулегена Досмагамбетова обретает мощь и величие планетарного масштаба (1994, Талдыкорган). Свободная, непринужденная поза героя дана в активном развороте. При медленном обходе создается эффект парения фигуры над окружающим пространством и – над землей. Строгий классический профиль фигуры, восседающей на монолите природного гранита, исполняется романтики и экспрессии через взметнувшиеся складки накидки за спиной, и весь упругий литой абрис начинает лучиться романтикой и душевной силой. Строгость и доверительность в лице героя необычайно живо перекликаются с позой легко скрещенных ног и упруго брошенной на них сильной руки с великолепными чуткими, длинными пальцами. Жестом другой, отведенной за спину руки, автор как бы пытается удержать модель на ее постаменте, а вихревой поток кругового движения непримиримо стремит свой бег.

Новизна и удача – в неординарном подходе к решению постамента, роль которого несет едва обработанный монолит камня, будя живые ассоциации с духом творчества и нравом запечатленной личности.

Памятник академику К. И. Сатпаеву, исполнен Т. Досмагамбетовым совместно с О. Прокопьевой (Алматы, 1999). Установленный перед корпусом Политехнического Университета им. К. И. Сатпаева, на одноименной улице, этот монумент первому геологу-казаху, создателю Академии Наук Казахстана и выдающемуся общественному деятелю стал событием в жизни республики рубежа веков. Автор показал не только тонкую душевную организацию, доброту и глубокий интеллект ученого, но и масштаб его личности в контексте времени и пространства. Монолит шагающей фигуры царит над окружением, привнося в колорит площади и перспективы гор, наплывающих с юга, дыхание вечного движения. Обращенная лицом на запад, светлая в своей открытости и устремленности вперед, фигура Каныша Имантаевича словно обнимает собой весь мир, даря надежду и свет. Воздвигнутый именно в этом районе Алматы, монумент стал бесценным подарком молодым поколениям в лице студенчества.

Среди станковых произведений Т. Досмагамбетова 2000-го года особо выделяются «Акбора Абылай хана», «Первый тюрк», «Томирис» и «Адам». В них оживает история древних тюрок.

Замечательны по пластике и идейному содержанию «Барсы» (1998), фланкирующие въезд в Астану.

Самая яркая, последняя монументальная работа Досмагамбетова, воплотившаяся в бронзе и камне в центре г. Костаная – памятник Ахмету Байтурсынову (2000 г.), одному из когорты блестящих интеллектуалов-энциклопедистов Казахстана начала века. Выходцы из аристократических семей, эти первые казахские просветители сложили головы молодыми, всецело посвятив себя служению Отчизне. Их озаренность и вера в грядущий день казахского народа – золотая страница в книге летописи нашей родины. Трагедия их раннего ухода в годы репрессий, иначе именуемого геноцидом, стала на многие десятилетия вперед символом национального бедствия отнюдь не стихийного характера. И напоминанием грядущим потомкам о необходимости помнить и ценить прошлое, дарующее право и возможность свершать открытия дня следующего. Это произведение – особая веха в творчестве и жизни Т. С. Досмагамбетова.

Сам художник признался: «Пройдя путь пристального изучения скульптуры общемировой: статуарной египетской и своеобычной индийской, уравновешенно-сгармонированной древнегреческой и неповторимо «закодированной» пластики инков, замечательно выразительной африканской, я пришел к выводу, что классика – понятие условное, а вся культура в классическую Европу пришла из Малой Азии, с Востока. И самое главное – достижения Европы рубежа Х1Х-ХХ веков очень дороги, но основные ценности я открыл в пластике скифов и саков на последнем периоде изучения наследия, наследия казахов и древних тюрок. Вывод: через тысячелетия всех типов скульптур человечества пришел к единому стилю, стержневому для всех, и этот стиль – моя загадка и секрет, наследство времен и народов.»

В образе А. Байтурсынова мы открываем нового Досмагамбетова. В первом приближении – памятник удивляет замедленностью ритмов. Вместо характерных подвижных абрисов, крупных плоскостей и масштабного построения в пространстве, тонко промоделированные формы, подробное внимание к каждой детали. Великолепно решен антураж. Изящный барочный столик и фрачная тройка – атрибуты времени – конец XIX-го века, - и знаки социальной принадлежности, - казахская интеллигенция той поры «экипировалась» согласно европейской моде. Унаследовав культуру предков, владея культурой Востока, русской и европейской, Ахмет Байтурсынов обладал незаурядным умом аналитика, был блестящим писателем, ученым, создателем казахского алфавита и сторонником латинской версии казахского письма. Понадобился почти целый век, чтобы его воззрения обрели значение постулатов, и казахская культура вернулась к истокам, за которыми – будущее. Таков исходный материал. А в «прочтении» Т. С. Досмагамбетова мы видим героя в мгновенье прозрения и вдохновения – состоянии высшего духовного взлета. Наедине с собой, когда вся Вселенная – у ног, и ты открыт Космосу, - не так ли видели мир прапредки наши? Подобного в искусстве Т. Досмагамбетова не было до сих пор. Эта духовная окрыленность в многомерном пространстве бытия завораживает. Художник раскрыл нам гениальную личность Ахмета Байтурсынова в год, венчающий 20-е столетие и открывающий 3-е тысячелетие. Эта лебединая песня Тулегена Досмагамбетова отразила состояние его души. Совпав с «полетным» чувством своего героя, - пределом напряжения всех сил и помыслов. В состоянии героя, точно переданном художником, просвечивает, весомо и ясно, бесконечная любовь скульптора к истокам собственным, истокам родной культуры, к тем мощным корням, что сделали жизнеспособным великое древо нации с гордым именем Казахстан. Искусством Тулегена Досмагамбетова вправе гордиться казахская земля. А она – бессмертна.