• Историко-краеведческий и архивный журнал Тұған Өлке

Статьи и сообщения

C Г. Кляшторный

МАНИХЕЙСКИЕ ОБИТЕЛИ В СТРАНЕ АРГУ

Появление тюркского манихейства и тюркской манихейской литературы стало естественным результатом тесных многовековых тюрко-иранских связей в Восточном Туркестане и Монголии. Манихейская миссия у тюрков неотделима от деятельности согдийских купцов-манихеев из Семиречья, Турфана и Дуньхуана, донесших свою веру до Чанани, столицы Танской империи. Манихейские религиозные текты были едва ли не единственными сочинениями такого рода, которые не только поощряли торговлю, но и разрешали взимание ростовщического процента. Торговой деятельностью и финансовыми операциями занимались и рядовые верующие (cогд. ngošaq, тюрк. äśidtäči «слушающие»), и высокие церковные иерархи (согд.-тюрк. dintar «избранные»). Примечательно, что в хотанском языке слово sūlī «согдиец» стало обозначать купца любой этнической принадлежности, а в манихейских религиозных текстах купец и караванбаши уподобляются духовным пастырям. Не исключено, что принятию уйгурами в 762 г. манихейства в качестве официальной религии предшествовало их глубокое вовлечение в согдийскую трансконтинентальную караванную торговлю.

 

В Центральной Азии тюркские манихейские памятники обнаружены только в бассейне Тарима, в Дуньхуане и на берегах Орхона (Карабалгасунская стела). В Семиречье манихейские тексты пока не найдены. Тем не менее имеются иные письменные свидетельства, позволяющие отнести всю эту область, и во всяком случае долины Чу и Таласа, к основным районам сложения и расцвета тюркского манихейства.

Центрами манихейской литературной деятельности и манихейской миссии были монастыри. Известны лишь три тюркских письменных памятника, в которых упоминаются местности, где в VIII-X вв. существовали манихейские монастыри. Один из упомянутых памятников факсимильно опубликован Хуан Вэньби и частично интерпретирован П. Циме. Там названы тюркские манихейские монастыри в трех крупнейших городских центрах Турфанского оазиса – Яр-хото, Кочо и Сольми. В «Гадательной книге» из Дуньхуана (Ырк битиг,X в. ), упомянут манихейский монастырь Великого Облака в Дуньхуане. Наиболее интересен для нашей темы третий текст – колофон рукописи манихейского сочинения Iki jyltyz nom «Книга о двух основах», которая обнаружена и издана А. Лекоком. Там содержится целый список манихейских обителей, расположенных в «стране Аргу». Наиболее подробно эта часть рукописи обсуждалась в работах А. фон Габэн.

В колофоне рукописи названо имя переписчика – «старый писец Агдук» (Агдук кары биткечи). Руке этого писца принадлежит еще один документ, найденный и изданный А. Лекоком, где Агдук не называет себя старым и, судя по сохранившимся частям титулов уйгурских каганов-манихеев, правившим тогда в Монголии, текст был написан между 805-839 гг. Колофон рукописи «Книги о двух основах» был написан Агдуком позднее первого документа и может быть отнесен примерно к середине IX в. Но Агдук не был переводчиком книги, ему принадлежит лишь текст колофона. А в колофоне фигурирует название «Страна десяти стрел» т.е. название Западнотюркского (Тюргешского) каганата, окончательно прекратившего существовать в 766 г. Следовательно, «Книга о двух основах» была переписана Агдуком по заказу манихейского пресвитера (махистака) Мар Ишоязда «для пробуждения веры в его стране».

Эта формула указывает, что Мар Ишоязд в середине IX в. был главой манихейской церкви в какой-то большой области, а уполномочен на миссию он был главой манихейской церкви в стране Тохры, «великим учителем» (улуг можаком) Мар Вахуман Хийар Йаздом. Страна Тохры, как паказал В. Хеннинг, отнюдь не Тохаристан, а северная часть Восточного Туркестана, точнее – область между Бешбалыком, Кочо (Турфанский оазис) и Карашаром. Во второй половине IX в. это была территория уйгурского государства Кочо. Именно оттуда манихейские церковные деятели поддерживали единоверцев и осуществляли миссионерскую деятельность в соседних странах.

Центром манихейской митрополии, где правил делами махисток Мар Ишоязд, назван в колофоне Алтун Аргу Талас-улуш, т.е. древний Тараз, столица «Золотой Аргу». Махмуд ал-Кашгари локализует страну Аргу и её города в одном случае между Баласагуном и Исфиджабом, а в другом – между Баласагуном и Таразом, т.е. в западной части Семиречья. По свидетельству автора конца XIII в. Джемал Карши «страна Аргу» (Иль ал-Аргу) составляла важную часть улуса Чагатая, а её столицей был Алмалык в долине р. Или.

Рубрук, проезжавший долину Или в 1253 г. пишет: «Земля эта прежде называлась Органум, и жители её имели собственный язык и собственные письмена. Но теперь она вся занята туркменами (т.е. карлуками – С.К.)». По моему мнению в этом названии сохранилось искаженное имя Аргу, а не имя «царицы Органы» (Ургана-хатун), современницы Рубрука.

Столицей манихейской митрополии Аргу был Тараз. Так ясно следует из текста колофона; там, в стране Аргу, aryq turuq süzük manistanlar inčinte yeme qara bodun qutluy ötmiš (TM I, p.27, recto, 1. 35-37), «в пречистых монастырях простой народ постигает счастье». Где же были эти монастыри?

Вместе с Таразом, названы другие города, которые посетил Агдук и где он нашел манихейские обители: Йаканкент, Орду, Чигильбалык, Кашу.

Все эти города известны по арабским и персидским источникам X-XI вв. Так, Йаканкент причислен ал Макдиси (X в.) к округу Исфиджаба, он назван «большим и приятным городом». Напротив, Чигил назван ал-Макдиси «маленьким городом, расположенным на расстоянии слышимости человеческого голоса от Тараза». Маленьким городом назван и Орду в округе Исфиджаба, но его владетель назван «царем туркмен», т.е. скорее всего карлуков (Тахир Марвази). Махмуд ал-Кашгари упоминает два города – Орду – один он, также как и ал-Макдиси, называет «город царя», второй помещает близ Баласагуна. Махмуд упоминает и Чигиль – «городок вблизи Тараза». Автор начала XII в., ас-Сам'ани называет Чигиль «одним из городов тюрков около Тараза». Упоминание города Кашу/Кушу мне удалось обнаружить только в персидском сочинении бухарского историка Хафизи Таныша «Шараф-нама-йи шахи» (другое название – «Абдаллах-нама»), относящимся к концу XVI в. По словам Хафизи Таныша, Кушу-улуш – «городок близ Йаканкента».

Таким образом, Агдук сообщает только о тех манихейских монастырях страны Аргу, которые концентрировались в Таразе и близлежащих городах. Именно эта область уже в VI в., а может быть и ранее, стала главной в системе городов-колоний Семиречья. В VII-VIII вв. выросло значение согдийско-тюркских городов долины Чу, прежде всего Невакета (Краснореченское городище) и Суяба (горожище Акбешим), где были ставки тюргешских каганов.

Именно в долине Чу найден венчик крупного сосуда (хума) с согдийской надписью «спасак Ширфарн», т.е. «епископ Ширфарн». Надпись прочтена и издана В.А. Лившицем, который отметил её вероятную манихейскую принадлежность.

Государем всех перечисленных в колофоне земель и городов Агдук называет «хана золотого Аргу Таласа и Кашу, правителя Орду и Чигильбалыка, предстателя (пашданак) великих тюрков Чигиль-Арслан Иль-Тиргюк Алп-Бурчуган Алп-тархан-бега». Это краткое свидетельство содержит ценную информацию о государственном устройстве и духовной жизни в Семиречье после создания там Карлукского государства (766 г.). Очевидно, что после смены тюргешской династии карлукской страна была разделена между племенами, входившими в состав карлукской конфедерации. Наиболее богатые районы с развитой городской жизнью достались чигилям. Хан чигилей был вполне независим от ябгу карлуков и считал себя представителем велико-тюркской традиции (т.е. имперской идеи) на территории бывшего Западнотюркского каганата – «Страны десяти стрел». И наконец религия городов Семиречья, его согдийского населения, стала религией государя, т.е. правящего рода чигилей. Вместе с тем, переводческая активность манихеев, широкое распространение манихейских монастырей, где писали и говорили по-тюркски, появление городов с характерными тюркскими названиями – все это свидетельствует о быстром росте тюркского населения городов Семиречья, его приобщения к отличной от степи духовной жизни. Даже победа ислама в X-XI вв. не вытеснила тогда ни согдийской образованности, ни тюркской политической тардиции – согдийских надписях на скалах ущелья Терексай близ Таласа/Тараза, относящихся к началу XI в., содержатся списки имен караханидской аристократии. И одно из них – Иль Тиргюк Алп Бурчуган Алп-тархан – почти полностью повторяет имя чигилького правителя Тараза и страны Аргу, «предстателя Великих Тюрков», жившего здесь в середине IX в. И в X в., когда возникло мусульманское Караханидское государство, ислам соперничал здесь не с языческими верованиями, а с манихейством и христианством.


  • Қазақша
  • Русский
  • English

Реклама

Уважаемые читатели журнала «Туған Өлке» (Родной край)!

Объявляется подписка на электронную версию единственного в Казахстане историко-краеведческого и архивного  журнала «Туған Өлке» (Родной край).


В издательстве Ұш-Қиян вышла книга Современное документирование и документооборот в Казахстане"

узнать подробнее>>

Голосования

Какой информации не хватает на сайте?
 

Счетчик посещений


mod_vvisit_counterСегодня7
mod_vvisit_counterВчера53
mod_vvisit_counterНа этой неделе60
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе487
mod_vvisit_counterВ этом месяце1492
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце1689
mod_vvisit_counterВсего238850

Онлайн (20 минут спустя): 3
ВашIP: 54.166.150.10
,
Сегодня: 2017-10-24